ИСТОРИЯ КРЫМСКОГО ПРИАЗОВЬЯ

Крым обладает благоприятными природными условиями и имеет выгодное географическое положение. Через него в разные исторические эпохи пролегали торговые пути между Европой и Азией, осуществлялись культурные и экономические связи между народами. Полуостров входил в сферу стратегических интересов многих государств и всегда был желанным военным трофеем. Его населяли разные племена и народы. Крымская земля насыщена памятниками истории и культуры. Древности напоминают о себе на каждом шагу вымытыми из почвы черепками и костями, наконечниками стрел, почерневшими от старости монетами и другими предметами человеческой деятельности - артефактами.
В историческое время Приазовье было крымской «глубинкой». Засушливый климат и дефицит пресной воды долгое время ограничивали заселение и освоение этого региона.
Каменный век был самым ранним и продолжительным периодом развития человечества. Он начался более двух миллионов и завершился около шести тысяч лет тому назад. В нем вьделяют три эпохи: древнюю - палеолит, среднюю - мезолит и новую - неолит. Каменные орудия, изготовленные в эти эпохи, отличаются по форме и обработке.
Неандертальцы, жившие в Крыму в среднем палеолите, кроманьонцы, обитавшие в позднем палеолите, были охотниками и собирателями, промышляли мамонта, дикую лошадь, осла, сайгу и других стадных животных, вели бродячий образ жизни, селились в гротах и пещерах. Находки артефактов, относящихся к этим культурам, в крымском Приазовье единичны. Это кремневое скребло, утерянное неандертальцем в долине Серной речки 35-50 тысяч лет назад, позднепалеолитический отщеп, забытый кроманьонцем на склоне Казантипа 20-30 тысяч лет назад, и некоторые другие менее выразительные изделия. В палеолите человек не жил на Керченском полуострове, но иногда приходил сюда в теплое время года. Его не устраивали местные условия - открытые пространства, неудобные для oxoты, отсутствие гротов и навесов, подходящих для проживания в холодное время, дефицит пресной воды, топлива и кремня, пригодного для изготовления орудий.
В мезолите и неолите ландшафтно-климатические условия приблизились к современным, первобытный человек расселился по всему Крыму. Его кратковременные стоянки и сезонные стойбища находились у ручьев в центральной части Керченского полуострова. Вода привлекала диких животных и птиц, на которых он охотился с помощью лука, копья и дротика, в степных ландшафтах тогда обитали дикая лошадь, осел, зубр, тур, лисица, заяц. Их кости найдены археологами в культурных слоях стоянок. Среди них встречаются кости первых домашних животных.
Следы кратковременного пребывания мезо-неолитического человека обнаружены на Казантипе, у Чокракского озера, в верховьях Тарханской балки и у мыса Борзовка. Чаще всего это отдельные находки кремневого инвентаря микролитического облика на поверхности, реже - внутри отложений. Наиболее интересные артефакты были извлечены А. Щепинским из суглинков у восточного берега Казантипа. Кремневые ножевидные пластинки, отщепы и обломки находились здесь вместе со створками раковин морских моллюсков. Вероятно, нашему далекому предку, посетившему побережье около шести тысяч лет назад, не повезло на охоте, и он утолил голод мясом моллюсков, собранных на мелководье.
Во второй половине четвертого тысячелетия до нашей эры каменный век сменился медным, а затем бронзовым. В эту эпоху, называемую эпохой ранних металлов, охота, собирательство и рыбная ловля еще имеют большое значение, но люди уже занимались скотоводством и мотыжным земледелием, разводили лошадей и крупный рогатый скот, выращивали пшеницу и ячмень. Они поклонялись языческим богам и создавали куль-товые мегалитические (большой камень, греч.) сооружения. Так как медь, олово и свинец, необходимые для выплавки бронзы, встречались не везде, то каменные орудия продолжали играть важную роль в жизни человека. Поэтому медный век, - переходный от каменного к бронзовому, - называют еще энеолитом (лат., греч.) - медно-каменным веком.
В эпоху ранних металлов степи Северного Причерноморья населяли скотоводческие племена ямной, катакомбной, срубной и других культур. Первые хоронили своих покойников в прямоугольной яме, вторые - в яме с боковой нишей-катакомбой, третьи - в яме с деревянным срубом. В Крыму, кроме этих пришлых культур, существовала местная кемиобинская культу¬ра, сложившаяся на фундаменте неолитической культуры. Кемиобинцы составляли основную часть населения Керченского полуострова во второй половине третьего и начале второго тысячелетия до нашей эры. Они хоронили своих близких в деревянных и каменных ящиках под курганами. Большинство древ¬нейших курганов в крымском Приазовье насыпано кемиобинцами.
Первые курганы - сверстники египетских пирамид. Это надмогильные насыпи из земли и камней, предназначенные увековечить память ушедших в «мир теней и душ умерших». Наиболее значительные из них достигают пятиметровой высоты. Кур¬ганы использовались для погребений обычно неоднократно, в их насыпях при раскопках выявляются впускные захоронения разного времени.
В крымском Приазовье эпоха ранних металлов представлена не только курганами, а также стоянками и поселениями. Стоянки обнаружены археологами на Геническом полуострове, западном побережье Акташского озера, у сел Новоотрадное и Чистополье, близ устья Сююрташского ручья. В середине второго тысячелетия до нашей эры появляются первые поселения.
Они известны пока только на побережье Керченского пролива между Осовинами и Керчью, и относятся к культуре многоваликовой керамики. Жители этих поселений занимались рыболовством, скотоводством и земледелием. Раскопками были наружены остатки каменных жилищ, обломки лепной посуды, каменные топоры и зернотерки, вкладыши серпа, рыболовные грузила, кости животных и рыб, раковины морских моллюсков. Большинство костей принадлежало быкам. Уже тогда, наряду с мотыжным, существовало пашенное земледелие с использованием тягловой силы животных.
Эпоха ранних металлов сменилась в начале первого тысячелетия до нашей эры железным веком. Он ознаменован производством железных и гончарных изделий, распадом родоплеменного строя и разделением труда, появлением рабовладельческих государств и письменных свидетельств исторических событий.
Из древних письменных источников известно, что в Северном Причерноморье, в том числе и в Таврике, как тогда назавался Крым, в самом начале железного века жили киммерийцы - племена скотоводов-кочевников, разводивших лошадей и прославившихся своими завоевательными походами. Их подвижные отряды состояли из конных воинов, хорошо владевших мечом и луком. В местах обитания и захоронения киммерийцев археологи находят лепные сосуды с лощеной поверхностью и простым геометрическим орнаментом или рельефным валиком, изделия из железа и бронзы, кремня и кости.
Вопрос о том, откуда появился и куда исчез этот легендарный народ, до сих пор остается дискуссионным в исторической науке. «Отец истории» Геродот, живший в пятом веке до нашей эры, сообщал, что киммерийцы были вытеснены скифами уже в VII веке до нашей эры исчезли с исторической арены. По одной из версий, они ушли в Малую Азию и Крымские горы, где ассимилировались с местным населением. Археолог А. А. Щепинский считал, что киммерийская культура формировалась на базе культуры многоваликовой керамики и трансформировалась в Крыму в VII веке до н.э. в кизил-кобинскую культуру.
В крымском Приазовье киммерийские стоянки встречаются редко. Одна из них была обнаружена в низовье Тарханской балки в 1973 году и позже обследована А. А. Щепинским.
Культурный слой стоянки, датированной ориентировочно IX-VIII вв. до н.э., погребен в суглинках террасы вблизи русла временного водотока. Он вмещает золу очагов и древесные угольки, кости крупных и мелких животных, облом¬ки черной лощеной лепной керамики, кремневые скребки, отщепы и обломки. Обнаружены заготовка пряслица и мотыга, сделанная из рога оленя.
Захоронения киммерийцев также немногочисленны. Нередко это впускные захоронения в курганы эпохи бронзы. На Казантипе и Караларской возвышенности встречаются гробниц VI-IV веков до нашей эры, имеющие вид грубых каменных ящиков без перекрытий, с кольцевой обкладкой из глыб. Археолог А. А. Масленников предполагает, что они принадлежали потомкам легендарных киммерийцев.
В седьмом веке до нашей эры в степях Северного Причерноморья появились воинственные племена скифов - ираноязычных скотоводов-кочевников. Длинноволосые бородатые скифы были одеты в короткий кафтан, длинные штаны, кожаные сапоги и остроконечный башлык, вооружены мечом и луком. Они разводили лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, ели конину и пили кобылье молоко, жили сначала в войлочных кибитках на повозках, запряженных волами, а позже, осев на землю, в землянках и домах. Скифы выращивали пшеницу, ячмень и просо, лен и коноплю, лук и чеснок, обрабатывали почву мотыгой и плугом, пользовались железными серпами и каменным зернотерками. Основным богатством кочевников был скот, находившийся круглый год на подножном корме. Чтобы прокормить его, особенно в неурожайные засушливые годы, нужно было перемещаться на новые пастбища. Поэтому у ранних скифов не было поселений, а от кратковременных стойбищ не сохранилось никаких следов.
Скифы оставили после себя произведения искусства, выполненные в «зверином стиле», - с изображением зверей и сцен борьбы. Они хоронили своих покойников в каменных склепах под курганами, позже - в грунтовых могилах. Самые богатые захоронения, так называемые «царские курганы» относятся четвертому-третьему векам до нашей эры. Скифы почитали умерших. Они думали, что в загробной жизни человеку потребуете все то, чем он пользовался на земле. Поэтому в могилу вмест с умершим клали пищу, посуду, предметы быта, оружие, украшения.
На обширной территории Скифии обитало несколько скифских племен, которые еще в период борьбы с киммерийцам объединились в военный союз. В степях Таврики кочевало самое сильное и воинственное племя царских скифов, из них состояли ударные отряды скифской кавалерии. Скифы совершали набеги на соседние территории и завоевательные походы в отдаленные страны. Побежденных они обкладывали данью, а пленников превращали в рабов.
Наиболее ранний скифский памятник - восьмиметровый курган с захоронением седьмого века до нашей эры - был обнаружен на горе Темир-Оба (Темир-Гора) у села Юркино. В склепе под курганом находились человеческий скелет, ориентированный головой на запад, остатки колчана, костяной резной наконечник стрелы, украшенный в «зверином стиле» и расписной ионийский кувшин. Более поздние курганные захоронения не являются редкостью. Они встречаются на всех возвышенностях крымского Приазовья и нередко образуют цепочки, вытянутые вдоль древних дорог. На топографической карте, изданной в 1835 году, только в окрестностях Керчи обозначено свыше 1300 курганов. Большинство из них было насыпано над погре¬бениями скифов и греков. Часть курганов исчезла в двадцатом веке в результате распашки земель.
Загадочными оборонительными сооружениями, создание которых приписывается киммерийцам или скифам, являются рвы и земляные валы. На Керченском полуострове есть несколько валов. Первый, самый западный, находится на Акманайском перешейке, но сохранился плохо. Второй пересекает узкую перемычку между Китеньской бухтой и Акташским озером у села Семеновка. Третий - самый протяженный - перегораживает поперек Керченский полуостров от села Новоотрадного до Узунларского и Кояшского озер. Чаще всего его называют Узунларским валом. Еще два вала - Безкровного и Тиритакский - располагаются неподалеку от Керчи. Время возведения оборонительных сооружений точно не известно. Узунларский вал вытянут на 33 км и сохранился лучше других. Он отсыпан с восточной стороны рва, имевшего изначально глубину 2-5 м и ширину 10-15 м. К настоящему времени вал выположился и снизился, а ров частично заполнился наносами и зарос. В первозданном виде он являлся серьезным препятствием для конницы врага. Создатели оборонительных сооружений переместили из рва на вал не менее одного миллиона тонн горных пород - известняков, глин и суглинков.
Об Акманайском, Узунларском или Перекопском вале упоминает Геродот, побывавший в Скифии. К тому времени оборонительное сооружение было уже заброшено. По словам Гердота, его построили дети скифских рабов, которые хотели защитить себя от скифов, возвращающихся из похода в Переднюю Азию, продолжавшегося несколько десятилетий. Жены воинов решившие, что их мужья погибли, вступили в связь с рабами, ослепленными хозяевами, чтобы они не сбежали. Дети рабов выросли и, узнав правду, решили защищаться. Они соорудили ров и вал, но достойно противостоять скифам не сумели.
Скифы возвратились из длительного похода в 585 году до н.э. Если верить Геродоту, то оборонительное сооружение было построено незадолго до этой даты.
В VII-V веках до нашей эры происходит «Великая колонизация» - вынужденная эмиграция греков за пределы родини связанная с неблагоприятной политической обстановкой в Малой Азии, дефицитом земли и невостребованностью бедной части свободного населения из-за широкого использования аристократами-землевладельцами рабского труда. Безземельных граждан привлекали не романтика странствий, а плодородные земли ойкумены античного мира, заселенные варварами, - так греки называли чужеземцев. Ведущую роль в колонизации Северного Причерноморья и Таврики играл Милет - крупный торговый и ремесленный портовый город, расположенный на юго-западном побережье Малой Азии. Греки из Милета осно¬вали около восьмидесяти колоний, в том числе город Пантикапей - современную Керчь. Время его рождения - первая поло¬вина шестого века до нашей эры - знаменует начало античного периода крымской истории, продолжавшегося около тысячи лет.
Новые города сразу обрели самостоятельность, в них сохранялись язык, традиции и религиозные культы родины. Это были города-государства (полисы) - центры эллинистической культуры, поддерживавшие тесную связь с метрополией. Пантикапей вскоре стал главным политическим, торговым и культурным центром всего Керченского полуострова.
К началу греческой колонизации в регионе не было оседлого населения. Греки-колонисты наладили взаимовыгодные экономические отношения со скифами-кочевниками и, таким обра¬зом, «завоевали» жизненное пространство. Скифы научились многому полезному у греков. В конце пятого века до нашей эры они начали переходить от кочевого образа жизни к оседлости и от скотоводства к земледелию. К городам-полисам примыкала обширная сельскохозяйственная округа - хора, заселенная, в основном, полуварварским населением.
В 480 году до н.э. большинство полисов объединилось в Боспорское царство. Земли государства примыкали к Керченскому проливу, называемому в то время Боспором Киммерий¬ским, или просто Боспором (бычий брод, греч.). Это было государство с царской властью и греческим языком. Его столицей стал Пантикапей.
Территория крымского Приазовья входила в хору европейского Боспора. Ее население формировалось в процессе длительного взаимодействия греков и варваров, а жители называ¬ли себя «боспорцами» или «боспорянами». Западная половина приазовской части хоры европейского Боспора была заселена и освоена слабо по сравнению с восточной частью, что было связано, вероятно, со значительной удаленностью от городов-полисов, являющихся торговыми центрами, а также с глубоким залеганием и дефицитом пресных грунтовых вод, отсутстви гаваней, удобных для судов.
В засушливых регионах жизнь и деятельность людей особенно зависит от наличия пресной воды. Греки, в отличие варваров-кочевников, умели находить и добывать колодцами неглубоко залегающие грунтовые воды. Там, где вода была пригодна для питья, возникали поселения. Первые поселения находились у единственного источника пресной воды, расположенного в нижней части Бабчикской балки, неподалеку от берега Чокракского соленого озера. Позже появляются населенные пункты у бухт с широкой полосой морских террас и дюн, в балках с широким дном и террасами, отложения которых вмещают пресные и солоноватые грунтовые воды. Многие колодцы, вскрывшие их, функционируют до настоящего времени.
Современные представления о хоре европейского Боспора сложились благодаря многолетним кропотливым исследованиям докторов исторических наук Ирины Тимофеевны Кругликовой (Московский университет) и Александра Александров Масленникова (Институт археологии РАН). Они обнаружили большую часть античных поселений крымского Приазовья и организовали их раскопки.
В разные периоды античной эпохи в приазовской части хоры европейского Боспора находились следующие поселения (с запада на восток): Семеновка, Акташ, Казантип (западное и восточное), Новоотрадное, Белинское, Артезиан, Золотое (берег, бухта, восточное), Культепе, Пустынный берег, Генеральское (западное и восточное), Салачик, Бакланья скала, Сиреневая бухта, Крутой берег, Зеленый мыс, Полянка, мыс Зюк, Чокракский мыс, Чокракский источник, Кезы, Тархан, Темир-Гора, Осовины. Кроме них, были еще многочисленные небольшие усадьбы и сторожевые башни. Одновременно сосуществовали укрепленные и неукрепленные, мелкие, средние и сравнительно крупные поселения площадью до одного-двух гектаров. В периоды расцвета Боспора они располагались в одном-пяти километрах друг от друга, а пространство между ними почти полностью использо¬валось в сельскохозяйственных целях.
Неизвестно как раньше назывались эти поселения. Археологи именуют их по ближайшим существующим или бывшим недавно селам (Семеновка, Золотое, Культепе и др.), мысам (Казантип, Зюк), бухтам (Генеральское), скалам и вершинам (Бакланья скала, Темир-Гора), источникам (Чокракский источ¬ник) и другим местным достопримечательностям (Сиреневая бухта, Крутой берег, Полянка). Наиболее крупные укреплен-ные поселения А. А. Масленников называет малыми города¬ми. К их числу относятся Семеновка, Казантип (восточное), Артезиан, Золотое (восточное), Генеральское (западное и вос¬точное), мыс Зюк и некоторые другие. Географ Клавдий Птолемей, живший во втором веке нашей эры, упоминает на берегу Меотийского озера города Порфений, Зенонов Херсонес и Гераклий. Последние два археологи идентифицируют с малыми городами, располагавшимися соответственно на мысе Зюк, Казантипе или у Генеральской бухты.
Среди населенных пунктов были компактные постройки без улиц и поселения с улицами и кварталами домов. От них к настоящему времени остались одни руины. Из-под руин археологи откапывают фундаменты и основания стен различных построек, дворики и улицы, извлекают обломки черепицы и посуды, хозяйственный инвентарь, оружие и монеты. По ним создаются представления о структуре поселений, времени их сооружения, перестройки и гибели, быте и специализации населения.
Постройки были одно- и двухэтажными, возводились из глыб местных известняков и глины, реже - из обтесанных известковых блоков - квадров и сырцового кирпича. Дефицитная в степных регионах древесина использовалась ограниченно, из нее делали каркас крыши, двери и оконные рамы. Крыши богатых домов покрывались черепицей, полы были земляными, дворики - вымощенными галькой или плитчатыми обломками известняка. В двухэтажных домах нижнее помещение обычно было хозяйственным, а верхнее – жилым.
В хоре не было богатых городов, люди вели скромный образ жизни. Основным их занятием было пашенное земледелие. Землю пахали плугом, который тащили быки. Население выращивало пшеницу, ячмень, просо, коноплю и виноград, разводило лошадей, коров, быков, свиней, овец и коз, ловило рыбу, добывало соль. Основу торговли составлял экспорт зерна. Афинский оратор Демосфен, живший в четвертом веке до нашей эры, в одной из своих речей сказал, что Афины ввозят с Боспора половину необходимого хлеба, то есть около шестнадцати тысяч тонн в год. Боспор экспортировал в метрополию еще соленую и вяленую рыбу, солонину, кожи, меха, мед, воск, соль и рабов. В обмен на эти товары из Греции привозили вино и оливковое масло, керамические изделия, оружие, ткани, ук¬рашения и произведения искусства, Зерно люди хранили в пи¬фосах и зерновых ямах, а вино и масло - в амфорах.
Жители крымского Приазовья выращивали виноград и производили свое вино. Самая большая винодельня была обнаружена археологами в усадьбе у Бакланьей скалы, она датируется первой половиной третьего века до нашей эры. В помещениях усадьбы, обнесенных общей стеной, находились две давильные площадки, каменная гиря пресса, три прямоугольные цистерны глубиной около одного метра, обмазанные цемянкой, и пять вры¬тых в землю пифосов для хранения вина.
Жители побережья ловили, солили и вялили рыбу, собирали и ели морских моллюсков. В селе Золотое, на месте которого в IV в. до н.э. - III в. н.э. находилось городище Золотое (берег), археолог Н. И. Винокуров раскопал рыбозасолочный комплекс, существовавший в I—II веках нашей эры. Он находился под береговым обрывом и к настоящему времени оказался частично размыт морем. От комплекса сохранились две (из четырех) прямоугольные цистерны глубиной около трех мет¬ров, построенные из глыб известняка, скрепленные глинистым раствором и обмазанные изнутри цемянкой, подсобное поме¬щение и хранилище с амфорами и пифосами.
В античной истории Боспора прослеживаются два периода: ранний - эллинистический и поздний - римский. Хронологическая граница между ними проходит у рубежа II—I веков до нашей эры. В римское время Боспор теряет свою самостоятельность и связь с греческим миром, попадает в зависимость от Понтийского царства, а затем Римской империи, превратившейся в могучую мировую державу.
Населенные пункты гибнут или приходят в упадок от войн и стихийных бедствий в первой половине четвертого, середине третьего и в первом веке до нашей эры. Эти рубежи разделяют основные этапы развития приазовской части хоры европейского Боспора. На первом этапе появляются поселения греческих колонистов на мысе Зюк, у источника и мыса Чокрак. Во время второго этапа - этапа экономического подъема - строятся ук¬репленные греческие поселения Казантип (западное), Генеральское (западное), Салачик, Бакланья скала, Сиреневая бухта, существуют многочисленные неукрепленные усадьбы, населенные преимущественно осевшими на землю варварами. Третий этап ознаменован возрождением части разрушенных населенных пунктов предшествующих этапов и появлением новых укрепленных поселений Семеновка, Новоотрадное, Золотое (восточное), Культепе, Генеральское (восточное), Крутой берег и Осовины. Во время четвертого этапа - этапа экономического подъема - возникают укрепленные поселения Казантип (восточное Белинское, Золотое (бухта), Зеленый мыс, Полянка, Кезы, Тархан и Темир-Гора. Они строятся неподалеку от прежних населенных пунктов в местах, более удобных для организации обороны.
От этапа к этапу совершенствуется оборонительная система. Неукрепленные поселения сменяются укрепленными, а неэффективная очаговая оборона - более эффективной фронтально-очаговой эшелонированной обороной.
Царь Асандр, правивший во второй половине первого века до нашей эры, начал создавать единую систему обороны и укрепил государство. Основу оборонительной системы составляли Акманайский и Узунларский валы, у которых, по свидетельству Страбона, были построены башни. Они находились неподале друг от друга на высоких местах, откуда можно было заблаговременно увидеть неприятеля и подать сигнал, по которому жители соседних поселений вооружались и занимали позиции вала. В случае прорыва противника, населенные пункты хоры, опоясанные рвами и мощными каменными стенами с башня и бастионами, становились узлами обороны, заставляли врага распылять свои силы. Населенные пункты выдвигали навстречу неприятелю конное и пешее ополчение, отряды наемников. Воины были вооружены мечами, копьями, дротиками, луками, пращами, защищены щитом, панцирем и шлемом.
Боспоряне хоронили своих покойников на спине в вытянутом положении головой на восток и лицом на запад, так как, по представлениям греков, «страна мертвых» находилась на западе. Погребальный инвентарь свидетельствовал о материальном достатке покойного. В эллинистический период хоронили под курганами, в каменных ящиках и склепах, а в римское время – в склепах и грунтовых могилах. Некоторые каменные ящики и склепы использовались многократно. Вероятно, это были семейные усыпальницы.
Античные некрополи (кладбища) грабили раньше, грабят и сейчас мародеры, которых уже давно окрестили «счастливчиками» и «черными археологами». В XIX веке антикварным бизнесом занимались жители многих деревень Керченского полуострова. Поэтому, согласно одной из версий, село Золотое по¬лучило свое современное название.
Во второй половине первого тысячелетия до нашей эры в степи Северного Причерноморья «просачиваются» со стороны Поволжья племена скотоводов-кочевников савроматов или сарматов, прославившихся непобедимыми отрядами тяжелой кавалерии. В начале I века до н.э. они разорили населенные пунк¬ты крымского Приазовья, а в первые века нашей эры вместе со своими соплеменниками аланами расселились по территории Боспорского царства. Об их присутствии свидетельствуют не-которые особенности погребального обряда и символические знаки на надгробьях, скалах, ремесленных изделиях и предметах быта. В 1964 году в северной части Арабатской стрелки был обнаружен очень выразительный памятник II—III веков нашей эры. Экскаваторщик вырыл из ракушечного песка известняковую антропоморфную стелу высотой около полутора метров со стилизованным изображением человеческого лица и сарматским знаком. Она находилась предположительно на размытом кургане с захоронением вождя.
В третьем и четвертом веках нашей эры происходит распад рабовладельческого строя и начинается Великое переселение народов. В течение тысячи лет «волны» скотоводов-кочевников «перекатываются» через Таврику, «смывая» народы и государства. В первой волне были германские племена готов, а во второй - азиатские племена гуннов. Гуннское нашествие в 375 году погубило Боспорское государство, но жизнь на части его приазовских поселений продолжалась еще до 576 года. В средневековый период крымское Приазовье больше никогда не заселялось так плотно и не эксплуатировалось так интенсивно, как в античное время.
В VI веке Пантикапей, переименованный в Боспор, вошел в состав Византии - наследницы Римской империи. Император Юстиниан I укрепил город и попытался возродить Боспорское Царство, разоренное гуннами, но отряды тюрков-кочевников, объединенных в военный союз, переправились через пролив и разгромили бывшую столицу государства. В это смутное время крымское Приазовье обезлюдело.
В VII веке Таврика вошла в состав Хазарского каганата, pазорвавшего дружеские отношения с Византией. В VIII веке в крымском Приазовье появляются первые поселения хазар - носителей салтово-маяцкой культуры. Салтовцы осели на землю и в VIII-IX вв. довольно плотно заселили Керченский полуостров. Они строили стены своих жилищ в технике кладки камня «в елку», занимались земледелием и скотоводством. Руины их поселений обнаружены археологами у Заводского, Семеновки, Мысового, Азовского, Песочного, Артезиана, Золотого и в Тарханской балке. В поселениях были характерны двухкамерные дома с открытым очагом. Цокольные части стен выкладывались из камня «в елку» и надстраивались сырцовым кирпичом. Полы были заглублены в землю, крыши двухскатные, покрыты соломой. Все поселения погибли к концу X века. Их разорили и уничтожили, предположительно, кочевники-пегенеги и дружины русских князей.
Победоносные походы русских князей в Византию и Хазарский каганат завершились образованием на землях, прилегающих к Керченскому проливу, называемому тогда Хазарским рукавом, Тмутараканского княжества. В его состав входит город Корчев - современная Керчь, бывший античный Пантикапей и византийский Боспор. Новое имя города, согласно одной из версий, было производным от тюркского названия хазарс¬кой крепости - Крдж (по ту сторону), или Кериш (вершина горы). В XII веке многонациональное Тмутараканское княжество пало под натиском половцев - тюркоязычных кочевников, пришедших с востока. Оно потеряло самостоятельность и было присоединено к Византии.
С 1223 года в течение нескольких десятилетий Таврику захлестывают «волны» татаро-монгольского нашествия. Орды всад¬ников, вооруженных луками и саблями, покорили половцев и расселились по полуострову, который стал в середине XIII века Крымским Юртом Золотой Орды, а в 1443 году, после распада этого феодального государства, вошел в состав Крымского ханства. Основу населения ханства составляли крымские татары (крымцы) - этнос, сформировавшийся в процессе ассимиля¬ции кочевниками местного населения. Татарами (нетюрками) называли монголов Чингисхана переднеазиатские тюркские племена. На Руси так стали называть всех тюрков.
Основным занятием крымцев в течение нескольких веков было кочевое скотоводство. Немецкий дипломат Зигмунд Герберштейн, побывавший в Крыму в XVI веке, писал о татарах: «Стравив пастбища в одном месте, они перемещаются в другое со стадами, женами и детьми, которых везут с собой на повоз¬ках». Стада состояли, в основном, из лошадей и овец.
Крымские татары вплоть до XVIII века - окончательного оседания на землю - совершали опустошительные набеги на территории России, Украины, Молдавии и Польши с целью гра¬бежа и захвата невольников - «живого товара». После грабежей они откатывались назад - в Крым.
В XIII-XIV веках Крым оказался на перекрестке дорог, по которым следовали потоки товаров с востока на запад и с севера на юг, сначала из Китая по караванному маршруту - Великому шелковому пути, а затем по морю - в Южную Европу. В портовых городах этого оживленного перекрестка дорог обо¬сновались предприимчивые итальянские купцы - венецианцы и генуэзцы - выходцы из коммерческих городов-республик Ве¬неции и Генуи. Чтобы защититься от кочевников, они превра¬тили торговые города в крепости. Главным центром генуэзской Морской торговли стала Каффа - современная Феодосия. В бывшем Корчеве генуэзцы построили крепость Воспро, под стенами которой находился мусульманский городок Карз или Карш. В течение полутора столетий татары-кочевники меняли здесь пленников, кожи и шерсть на заморские товары.
В 1475 году Турция высадила десант у Каффы, вторглась в Крым, разорила итальянские колонии и положила конец генуэзскому господству в море. Крымское ханство потеряло самостоятельность, превратилось в вассала Османской империи стало участвовать в войнах на ее стороне. Турецкое владычество в Крыму продолжалось около трехсот лет. Бывший генуэзский Воспро турки переименовали в Керчь.
В XIV-XVI веках сложилось централизованное Российское государство. В это время у южных границ Украины и России, на землях, прилегающих к Днепру и Дону, селятся казаки - беглые крестьяне и посадские люди. На татарские набеги они отвечают своими походами в Крым и Турцию. В 1616 г казачий флот под предводительством гетмана Петра Сагайдачного захватил и сжег Кафу.
Крым был для России как «кость в горле». Она ведет большие и малые войны с Османской империей, чтобы ликвидировать татарско-турецкую угрозу и выйти к Черному морю. Турки укрепляют северные границы и строят в стратегически важных пунктах свои крепости. Сначала они возводят у основания Арабатской стрелки крепость Арабат, а затем на берегу Керченского пролива - крепость Еникале. По свидетельству Эвлия Челеби - турецкого путешественника и географа, посетившего крепость Арабат в XVII веке, ее гарнизон состоял из коменданта и ста пятидесяти янычар. Крепость была построена для защиты Крыма от набегов казаков и калмыков через Арабатскую стрелку. Крепость Еникале вошла в строй в 1703 году, ее гарнизон насчитывал 2000 янычар. Она преграждала выход российским кораблям в Черное море.
Крепости не спасли Османскую империю от поражения. В 1771 году армия князя В. М. Долгорукова оккупировала Крым. Отряд, возглавляемый генералом Щербатовым, прорвался по Арабатской стрелке на Керченский полуостров, войска генерала Борзова при поддержке флота адмирала Сенявина заняли Керчь и Еникале. В 1774 году был заключен Кючук-Кайнарджийский мир между Россией и Турцией. Османская империя признала независимость Крымского ханства, Россия получила выход к Черному морю, к ней отошли Керчь и Еникале. В северо-восточной части Керченского полуострова между мысами Тархан, Борзовка и Ак-Бурун образуется Керчь-Еникальское градоначальство. На его территории в 1775 году находились всего четыре хутора. Около семисот лет степи крымского Приазовья являлись пастбищами скотоводов-кочевников, которые не строили населенных пунктов.
Крымское ханство, ослабленное войнами и лишенное турецкой поддержки, находилось на грани развала. Средневековый исторический этап завершился в 1783 году присоединением Крыма к России. К этому времени полуостров обезлюдел из-за войн, переселения греков и эмиграции части татар. В 1800 году Керчь была захудалым городишком с полутора тысячным населением.
После присоединения Крыма к России создаются предпосылки для возрождения края. В 1784 году образуется Таврическая область, а в 1802 году - Таврическая губерния, в состав которой вошли Крым и соседние с ним уезды. Колонизацией края руководил таврический генерал-губернатор Г. А. Потем¬кин. Территория заселяется казенными крестьянами, отставны¬ми солдатами, старообрядцами, зарубежными специалистами. В 1821 году Керчь становится губернским портовым городом с карантином, в котором обязаны останавливаться суда, следующие из Черного в Азовское море. После завершения в 1900 году строительства железной дороги Керчь преобразуется в тор¬говый город.
В конце XVIII и в XIX веках происходит заселение и освоение крымского Приазовья. В 1795 году в восьми-десятикилометровой приазовской части Керченского полуострова находилось тринадцать небольших деревень и хуторов, жители которых занимались скотоводством. По словам академика П. С. Палласа, в те годы «всякая степная деревня владела многочисленными стадами рогатого и мелкого скота». Кроме того, на Арабатской военной почтовой станции размещался гарнизон из сорока человек Вятского мушкетерского полка с семью орудиями полевой артиллерии, а у северного края Керченского пролива - батальон с десятью орудиями.
На карте 1833 года, составленной капитан-лейтенантом Е. Манганари, на Арабатской стрелке уже показаны хутор, три кордона и казарма, а в керченском Приазовье - деревни Акманай (Каменское), Насыр (Рыбное), Казантип (Мысовое), Чегерчи (Плавни), Мескечи (Песочное), Аджибай (Новоотрадное), Чегене (Золотое), Культепе, Мысыр, Биюк-Тархан, Кучук-Тархан, хутор Шепелева у Юркино и еще один у Осовин.
Крымская война приостановила экономическое возрождение края и сопровождалась новой эмиграцией татар в Турцию. В 1855 году десант союзников захватил и разрушил Керчь, военный англо-французский флот прорвался в Азовское море, обстрелял Арабатскую крепость и Геническ, предпринял безуспешную попытку перерезать коммуникации, связывающие Крым с Россией.
В послевоенные годы население крымского Приазовья быстро увеличивается за счет естественного прироста и переселенцев. На карте 1865 года показано уже вдвое больше деревень хуторов, чем на карте 1833 года. К ранее перечисленным добавились деревни Китень (Семеновка), Акташ, Новый Казантип (Мысовое), Заморск (Верхнезаморское), Сююрташ, Каралар, Джайлав, Мама и несколько хуторов. Кроме небольших татарских деревень появляются рыбацкие села с русским, украинским и греческим населением. Самыми крупными из них являются Новый Казантип и Мама Русская. Последнюю основали у мыса Зюк староверы, переселившиеся из Поволжья. В самой большой деревне Акманай в конце XIX века проживали 725 человек.
Во второй половине XIX века происходит бурное развитие капитализма в Крыму. В начале XX столетия в Керчи уже функционировали 58 предприятий, на которых было занято несколько тысяч рабочих. В экономике приазовского региона возрастает роль добычи полезных ископаемых и рыболовства.
Поваренная соль всегда являлась важнейшим продуктом питания. В древней Руси она относилась к числу самых дорогих продуктов, ее подорожание сопровождалось «соляными бунтами».
В крымском Приазовье соль добывали в лагуне Сиваша, Геническом, Акташском и Чокракском соленых озерах. В июле-августе месяцах, когда на их дне образовывалась корка соли, рабочие заходили в теплую рапу, ломали эту корку, выволакивали ее куски на берег и складывали в бурты. Соль являлась важным предметом торговли, приносила значительный доход.
В XVI-XIX веках основная ее часть вывозилась на Украину чумаками в телегах, запряженных волами. В хорошие годы только из Чокракского озера выволакивалось более одиннадцати тысяч тонн поваренной соли. В конце XX столетия в Крыму добывали 300-400 тысяч тонн соли в год. Писатель А. М. Горький, побывавший на соляных промыслах, описывает тяже¬лый труд рабочих в рассказе «На соли». В нем рабочий гово¬рит: «Какая жизнь наша? - Каторжная! Тачка - шесть пуд, рапа ноги рвет, солнце палит тебя как огнем целый день, а день -полтина! Али этого мало, чтобы озвереть?»
К началу XX века добыча крымской самосадочной соли постепенно сокращается, она не выдерживает конкуренции с более дешевой донбасской каменной солью. Сначала разработки прекратились в Акташском озере. На Чокракском озере сольпром был закрыт в конце тридцатых годов, а в Геническом озере и на Сиваше у Соляного (Крым-Элийский промысел) добыча продолжалась почти до конца XX столетия.
Рыболовством занимались греки, русские и украинцы. Основными районами рыболовства были Керченский пролив и Азовское море, а центром зарождающейся рыбной промышленности являлась Керчь, в начале XX века в ней находилось 85 солильных заводов. Опорными пунктами рыболовства стали Новый Казантип и Мама Русская. В «Путеводителе по Кры¬му», изданном в 1883 году, написано, что Казантип «известен большим числом... рыбных ловель, на которых приготовляют лучшие осетровые балыки». Ежегодно отсюда вывозили свыше 15 тысяч тонн рыбы и черной икры. В конце XIX века фактическим хозяином Казантипа был харьковский купец Сериков, он продавал различной рыбной продукции на сумму более полумиллиона рублей в год. В деревнях у Казантипа нахо¬дилось тогда не менее десяти рыбозаводов, еще пять было в деревне Чегене. Рыбопромысловые артели располагались в большинстве приморских деревень. Особенно ценились красная рыба, черная икра и керченская сельдь. Ловили также кефаль, шемаю, калкана, судака, тарань, леща, барабулю, бычка, хамсу и тюльку.
В начале XX века из Керчи вывозилось ежегодно до 10-17 тысяч тонн рыбы и икры. Объектом лова были также дельфины, из жира которых вырабатывалось смазочное масло. Хищнический промысел быстро истощил рыбные ресурсы Азовского моря, что сопровождалось падением уловов и обнищанием рыбаков. Улов красной рыбы с 1857 по 1910 год снизился более чем на порядок.
В крымском Приазовье ведутся разработки строительного камня - известняка ракушечника. В конце XIX столетия в трех подземных каменоломнях-катакомбах у деревни Акманай выпиливалось ежегодно более девяноста тысяч штук известняковых блоков. В Багеровских каменоломнях в 1899 году было добыто 369 тысяч штук пильного и 17 тысяч кубометров бутового камня. Разработки велись также на горе Ташкалак у Чокракского озера. 1
В 1903-1907 гг. нарастает волна революционного движения происходят забастовки рабочих, брожения в крестьянской среде, в армии и на флоте. Кризис и Первая мировая война 1914-1918 гг. разорили экономику, привели к обнищанию и недовольству народа. Новая волна революционного движения хлестнула страну.
В январе 1918 года на Керченском полуострове установилась Советская власть, но она продержалась недолго. Вскоре территорию Советской Социалистической Республики Тавриды оккупировали немцы. После них Крым захватили войска Антанты и отряды Добровольческой армии генерала Деникина. В апреле 1919 года Красная армия освободила от интервентов и деникинцев почти весь Крым, кроме Керченского полуострова. Белогвардейцы закрепились на Акманайском перешейке, их фланги со стороны Черного и Азовского морей прикрывали военные корабли англо-французской эскадры.
Гражданская война завершилась 16 ноября 1920 года в Керчи. После Гражданской войны и победы Советской власти крымское Приазовье вошло в состав Ленинского района Крымской Автономной Советской Социалистической Республики. В 1926 году в районе проживало 43 тысячи человек, в том числе 63% русских и украинцев, 27% крымских татар и 10% других национальностей. К 1930 году Керчь превратилась в крупнейший промышленный центр Крыма с населением более ста тысяч человек.
Советская власть сразу взяла курс на создание коллективных хозяйств - колхозов и государственных сельскохозяйственных предприятий - совхозов. К концу 1931 года в колхозах Ленинского района состояло 84% всех трудоспособных крестьян. В приморских селах Арабат, Акманай, Насыр, Китень, Ка¬зантип, Мама Русская, Чегене и Юркино были организованы рыболовецкие колхозы. Их обеспечивали плавсредствами и орудиями лова две моторно-рыболовецкие станции. В Арабате, Красном Куте и Юркино находились рыбзаводы, в других приморских селах - рыбцехи.
Через двадцать лет после революции и Гражданской войны облик приазовских сел очень изменился. В них появились магазины, школы, больницы, клубы, библиотеки. Возрос материальный уровень жизни людей, была ликвидирована неграмотность.
В 1941 году грянула Великая Отечественная война. Дважды во время войны немецкая армия оккупировала Керченский полуостров и дважды Красная армия освобождала его. Основным рубежом обороны, так же как и в Гражданскую войну, был узкий Акманайский перешеек. Сюда осенью 1941 года отошли с Перекопа измотанные в боях части 51-й армии. Двое суток они удерживали Акманайские позиции, но абсолютное превосход-ство противника в живой силе и технике заставило их отсту¬пить и переправиться через Керченский пролив. Гитлеровцы рвались к Кавказу, к нефтяным месторождениям Грозного и Баку, кратчайший путь к этой цели пролегал через Керчь.
Ненастным утром 26 декабря 1941 года в тылу противника у сел Юркино и Мама Русская (Курортное) с судов Азовской военной флотилии были высажены десанты 51-й и 44-й армий. Шторм, ледяная вода, пурга и ураганный огонь с берега не смог¬ли остановить напора десантников. Так началась Керченско-Феодосийская десантная операция. На Керченском полуострове тогда дислоцировался 42-й армейский корпус врага численностью 25 тысяч человек. После высадки морского десанта в Феодосии возникла угроза его окружения, и гитлеровцы оста¬вили полуостров. Советские войска не смогли развить успех и закрепились на Акманайских позициях. В то время, по признанию командующего 11-й немецкой армией генерала Манштейна, судьба оккупантов в Крыму «висела на волоске». Они были вынуждены прекратить штурм Севастополя и перебро¬сить значительные силы к Феодосии.
Утром 8 мая 1942 года гитлеровцы нанесли мощный удар по левому флангу Крымского фронта и прорвали Акманайские укрепления. Вдоль азовского побережья к Керченскому npоливу отступала 47-я армия. Ожесточенные бои разыгрались у села Юркино, где противник прижал к морю части 138-й горно¬стрелковой дивизии. Ее бывший командир полковник П. М. Ягунов в это время возглавлял сводный отряд, прикрывавший переправу войск Крымского фронта через Керченский пролив. Остатки этого отряда и других воинских частей, оказавшиеся в окружении, спустились в Аджимушкайские катакомбы и составили основу их легендарного подземного гарнизона, героическая оборона которого продолжалась 170 суток. Эти катакомбы находятся в четырех километрах юго-западнее села Юркино.
Высоты у Юркино вновь стали свидетелями ожесточенные боев в конце 1943 - начале 1944 годов при освобождении Крыма. На Керченском полуострове тогда дислоцировался 5-й армейский корпус врага численностью 85 тысяч человек. Село Юркино было освобождено 9 ноября 1943 года. Но противник удерживал хорошо укрепленные господствующие высоты возвышенности Большой Вал, откуда угрожал правому флангу наступающей армии. Эта угроза была ликвидирована десантниками, высадившимися у мыса Тархан с кораблей Азовской военной флотилии в январе 1944 года. В апреле воины морского и парашютного десанта выбили противника с Арабатской стрелки. Крымское Приазовье было освобождено от немецко-фашистских захватчиков 12 апреля 1944 года. В том же году Государственный Комитет обороны СССР принял преступное постановление, согласно которому все татары были выселены с территории Крыма. После депортации в крымском Приазовье обезлюдели многие села и исчезла часть колхозов.
В 1973 году Указом Президиума Верховного Совет СССР за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные трудящимися и воинами в годы Великой Отечественной войны, Керчи было присвоено почетное звание «город-герой».
В послевоенные годы произошло укрупнение колхозов. Вместо нескольких мелких появился крупный рыбколхоз имени Адмирала Нахимова, к которому отошли села Заводское, Семеновка, Мысовое и Азовское. Это многоотраслевое хозяйство занималось ловом и переработкой рыбы, выращиванием зерновых, бахчевых культур и подсолнечника, производством извести. Оно располагало рыбопромысловым флотом из семи судов и несколькими цехами, где солили, коптили и вялили рыбу, выпускали пресервы. Соседями хозяйства по морскому промыслу были рыбколхозы «Волна революции», имени Войкова и имени 1-го Мая, а по выращиванию сельхозпродукции - сов¬хоз «Семисотка», колхозы имени Ленина и Первого Мая, «Родина», «Россия», имени Войкова и имени Калинина. Они занимались растениеводством, животноводством, виноградарством, а до войны еще и хлопководством. Сейчас хозяйства преобра¬зованы в КСП, АФ и АО, находятся в стадии реорганизации.
В послевоенные годы государство уделяло большое внимание решению извечной проблемы пресной воды. В балках и долинах крымского Приазовья сооружаются около двадцати прудов. В 1974 году завершилось строительство керченской ветки Северо-Крымского канала с четырьмя наливными водохранилищами. Рукотворная река, напоившая людей и землю, течет в трех-десяти километрах от берега Азовского моря.
В 1950 году в селе Азовском была создана лесомелиоративная станция, позже переведенная в Ленино и преобразованная в лесхоззаг. Началось облесение Керченского полуострова. С тех пор на пустынных берегах Казантипского залива поднялся лесной массив, а у границ сельхозугодий выросли лесополосы. Изменение структуры землепользования, лесопосадки и орошение остановили натиск пыльных бурь, уничтожавших урожай и почвенный покров.
Крым всегда относился к числу энергодефицитных регионов. Собственные источники электроэнергии обеспечивали растущие потребности народного хозяйства только на 11-12%. В связи с этим, в 1969 году Министр энергетики и электрификации СССР поручил институту «Теплоэлектропроект» подобрать место и подготовить технико-экономическое обоснование строительства атомной электростанции (АЭС) в Крыму. Вскоре бюро Крымского обкома Компартии Украины приняло решение о целесообразности сооружения Крымской АЭС на Керченском полуострове у Казантипа. В 1976 году развернулась подготовка к строительству станции на берегу Акташского озера и поселка энергетиков в четырех километрах от нее у села Мысовое. Проект предусматривал сооружение двух энергоблоков- миллионников с перспективой дальнейшего увеличения мощности АЭС до четырех миллионов киловатт. Первая очередь «стройки века» должна была завершиться к 1990-му году.
На Крымской АЭС впервые намечалось использовать морскую воду для охлаждения систем. Проектом предусматривалось преобразование мелководного Акташского соленого озера в пруд-охладитель глубиной 5-6 м. С этой целью в 1976 году пересыпь озера у села Азовское врезался земснаряд. Он nрошел из моря в озеро и приступил к углублению его дна. Земснаряды намыли вокруг пруда-охладителя земляную дамбу, позволившую поднять уровень воды в нем до полутора метров.
В 1977 году началось строительство поселка энергетиков. Через пять лет ему было присвоено наименование Щелкино - в память выдающегося советского физика, члена-корреспондента АН СССР, трижды Героя Социалистического Труда Кирилла Ивановича Щелкина (1911-1968). Его юношеские годы 6ыли связаны с Крымом. Создатель отечественной атомной техники учился в Белогорской школе №1 и Таврическом университете.
Поселок быстро рос и вскоре стал городом. В нем были построены крупнопанельные пяти- и девятиэтажные дома, объекты соцкультбыта. Население Щелкино в 1991 году составило 16 тысяч человек.
Строительство электростанции началось в 1981 году. В восьмидесятые годы и, особенно, после чернобыльской катастрофы развернулась решительная борьба против сооружения Крымской АЭС. Всем стало ясно, что не следовало возводить атомную электростанцию в плотно населенном курортно-рекреационном регионе с дефицитом пресной воды и высокой сейсмической активностью.
Независимая экспертиза и дополнительные научные исследования, проведенные в районе площадки строительства, показали, что станция строится в неблагополучных сейсмогеологических условиях. Выводы ученых и натиск общественности заставили правительство Советского Союза в 1989 году принять решение о прекращении строительства Крымской АЭС. К этому времени станция была уже почти готова, и на ней собирались устанавливать атомный реактор. На объекте трудились около пяти тысяч человек. В строительство АЭС и поселка энергети¬ков было вложено более шестисот миллионов рублей.
Неподалеку от Крымской АЭС, на берегу Акташского озера у села Азовское, в 1981 году началось строительство первой в Советском Союзе экспериментальной солнечной электростанции (СЭС) мощностью 5 тысяч киловатт. В сентябре 1985 года она была введена в эксплуатацию.
Солнечная электростанция имела необычный вид. В середине ее площадки была установлена 89-метровая металлическая башня с котлом-парогенератором в верхней части. Башню ок¬ружали 1600 гелиостатов с квадратными зеркалами поперечником 5 метров. Общая площадь зеркал составила 40 тысяч квадратных метров. Зеркала по специальной программе автоматически «следовали» за солнцем и направляли – фокусировали солнечные лучи на парогенератор. Вода, прогретая солнечными «зайчиками» до 250-300 градусов, превращалась в пар и из котла по трубопроводам поступала в турбину, установленную машинном зале станции. Турбина «превращала» пар в электроэнергию. Себестоимость электроэнергии, полученной таким способом, оказалась очень высокой, но ученые надеются, что мощные солнечные электростанции будут экономичнее.
Рядом с СЭС-5 на берегу Акташского озера в 1991 году появились агрегаты Восточно-Крымской ветровой электростанции. Ее первая очередь мощностью 15 тысяч киловатт уже введена в эксплуатацию. Город Щелкино превратился в экспериментальный центр нетрадиционных методов получения энергии.
Но после распада Советского Союза, прекращения финансирования и износа оборудования СЭС была остановлена и брошена на произвол судьбы.
Проблемой использования нетрадиционных видов энергии занимаются ученые и инженеры многих стран мира. За солнечными и ветровыми электростанциями большое будущее. Они безопасны, не требуют земного топлива и не загрязняют окружающую среду.
После остановки электростанций началось их варварское разграбление. От солнечной электростанции к настоящему времени не осталось ничего. Руины АЭС стали пристанищем любителей рок-музыки, собирающихся на ежегодный фестиваль «Казантип». В одночасье «город будущего» Щелкино превратился в город «несбывшихся надежд». Он потерял свою привлекательность, стал городом безработных и браконьеров, «социальным Чернобылем». Несколько лет назад соленые воды пруда нестоявшейся АЭС прорвали дамбу у села Азовского, подтопили населенные пункты, дороги, линии электропередач и лесопарк, превратили большую территорию в зону экологического бед¬ствия.
В 1991 году был разработан Генеральный план развития Щел¬кино. По этому плану, на берегу между Мысовым и Песочным, намечалось построить курортный комплекс «Казантипский залив» емкостью 10 тысяч человек, включающий пансионаты, базы отдыха, детские оздоровительные лагеря, гостиницы и автокемпинги, а в Щелкино - стадион, дворец спорта, яхт-клуб, дом культуры и другие объекты соцкультбыта. В связи с остановкой строительства Крымской АЭС, распадом Советско¬го Союза и экономическим кризисом, охватившим Украину, эти планы не были реализованы, так же, как не воплотились в жизнь разумные предложения о преобразовании АЭС в тепловую электростанцию, работающую на газе местных месторождений, и строительстве в Щелкино швейной фабрики.
Крымское Приазовье исторически специализировалось на рыболовстве и сельском хозяйстве. Сейчас ориентиры смещаются к курортно-рекреационной сфере. Для ее развития есть необходимые ресурсы - теплое море и хорошие пляжи, лечебные грязи и минеральные воды, интересные природные и историко-археологические объекты. Они используются пока недостаточно. В курортно-рекреационной сфере доминируют «дикий» туризм и самолечение.
Крымское Приазовье это место летнего отдыха людей, у которых нет средств на Ялту, Грецию и Канарские острова. Его условия показаны родителям с детьми, почитателям водного, пешеходного, вело- и автомототуризма, конных путешествий и любительского рыболовства. Только в Щелкино уже отдыхает ежегодно около двадцати тысяч человек. Городская мэрия прилагает усилия для благоустройства пляжей и улучшения ку¬рортного сервиса. В городе дешевый рынок, здесь можно купить все, что нужно для отдыха. Рядом с Щелкино находится самый крупный пансионат - «Крымское Приазовье». Здравница предоставляет отдыхающим лечебные процедуры и экскурсионные услуги. Практически в каждом населенном пункте побережья есть базы отдыха и детские оздоровительные лагеря, частные пансионаты и гостиницы, автостоянки и кемпинги, магазины и рынки. Здесь всегда можно подобрать место для отдыха, исходя из потребностей и материальных возможностей.
Лечебные ресурсы крымского Приазовья пока на месте не реализуются. Нет сомнений, что со временем у Чокракского озера и на Арабатской стрелке будут построены санатории, специализирующиеся на лечении опорно-двигательного аппарата, нервной системы, кожных и других заболеваний грязями и минеральными водами.
(Информация из книги А.А.Клюкина и В.В.Корженевского "Крымское Приазовье")

КРЫМСКОЕ ПРИАЗОВЬЕ

КУРОРТЫ ПРИАЗОВЬЯ

ЭКСКУРСИИ ПО ПРИАЗОВЬЮ

Вокруг полуострова Казантип

Вдоль побережья Казантипского залива

Вдоль побережья Караларской возвышенности

Вокруг Чокларского озера и к мысу Зюк

От села Курортное до села Осовины

К Булганакской группе грязевулканических сопок

По Белокаменской возвышенности к мысу Китень

От села Семеновка до села Каменское

По Арабатской стрелке

КОНТАКТЫ

Турагентство Василевского Юрия Александровича занимается бронированием гостиниц и частного сектора в Крыму и рекламой в сети Internet. о ЧП

Телефоны для бронирования
отелей +7 978 860 41 73

E-mail: simeiz_07@mail.ru

ICQ: 575819584

Skype: yuriy_vasylevsky
Call me!

ФИО: 
Email:
Рейтинг@Mail.ru
Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков


Главная страница Карта сайта krim.biz.ua Каталог туристических сайтов Написать письмо реклама на сайте